Копилка для бедных — или где лучше хранить свои деньги

Банки существуют на деньги своих клиентов и постоянно призывают нести им все больше и больше: до кризиса упрашивали взять кредит, сейчас настоятельно рекомендуют делать накопления — на детей, на старость, на черный день.
Но наступает черный день для самого банка — и вот ты уже не можешь снять со счета собственные, кровно заработанны


Какой банк сегодня может похвастаться тем, что ваши деньги на накопительном счете и через 30–40 лет не утратят своей ценности и что вы всегда сможете получить их назад. А если завтра война? Стоит ли вообще делать накопления, в какой валюте и в каком (какой) банке держать деньги — и не обзавестись ли собственным банком? Об этом мы расспросили доцента Балтийской международной академии доктора экономических наук Юриса Балтгайлиса.


Хочу свой банк
 

— Так как открыть свой банк? Какой нужен основной капитал?

— Когда–то латвийские банки начинали с 10 000 долларов, потихонечку накопили — 100 000, потом миллион, десять миллионов…

— То есть если я захочу, то, имея десять тысяч евро в кармане, я могу основать завтра свой банк?

— Нет, конечно, потому что размер основного капитала регулируется на законодательном уровне. Например, многие  латвийские банки (лицензию или полный банк с клиентами и долгами) купили российские депутаты, цена сделки — минимум 10 млн. Это та цена, за которую вы можете стать банкиром.

— Зачем им банки?

— Это бизнес. Некоторым это нравится. Сейчас вот один российский миллионер вложился в латвийский банк. Он сидит в Лондоне, играет на бирже, зарабатывает таким образом, и ему нужен какой–то операционный банк, через который он сможет все это прокручивать. Акционерные, трастовые, доверительные фонды входят в наш латвийский капитал. Это их профессия, они только этим и занимаются — продают–покупают ценные бумаги, спекулируют и на этом зарабатывают. Это их бизнес. Есть ритейловые банки, которые зарабатывают на кредитах, обслуживании клиентов — те же шведские банки в Латвии. Они в меньшей степени занимаются игрой на рынках ценных бумаг. В Америке после кризиса 20–30–х годов вообще разделили ритейловые и рисковые банки, а потом снова объединили эти две функции. Вот они и сыплются, так как доигрались — насоздавали ипотечные инструменты, всякие вторичные ценные бумаги, за которыми не могли уследить, — чисто спекулятивные игры.


Условия игры


— Поэтому «наши» шведские банки уже несколько лет активно стараются перейти от поголовного кредитования к созданию накопительных счетов у своих клиентов — потому что тогда банк фактически ничем не рискует?

— Государство должно создавать условия игры. Они меняются в связи с вхождением в еврозону — становятся все более глобальными, сложными и жесткими. Соответственно и банки меняют условия игры. Если раньше банки зарабатывали на кредитах (давали под 5–8 %), то сейчас Европейский центробанк снизил процентную ставку до минусового уровня, и банки уже не могут зарабатывать на процентах, для них дать кредит — это большие риски, головная боль, куча работы — зачем им это надо? Сейчас все банки зарабатывают в основном на комиссиях (за перечисление, за резервирование, за конвертации), которые постоянно увеличиваются, плюс все время повышаются размеры остатков по счетам. В некоторых банках ты уже тысячу евро минимум должен держать на счету, некоторые уже пять тысяч вводят, потому что, с одной стороны, им нужны оборотные средства (это «дешевые» деньги), а с другой — они хотят иметь жирные комиссионные доходы. Вот только на этом им и остается зарабатывать.

Европейский центробанк хочет снизить расходы клиентов, чтобы они меньше платили по процентам, и, по пониманию Центробанка, они должны с большим желанием приходить получать кредиты — и таким образом развивать экономику. Но с другой стороны, несмотря на то, что Центробанк пытается создать приемлемые условия для кредитования, политики и правительства ставят антиусловия — различные санкции, политические игры, нагнетание военного психоза, раскачивают нестабильность на нефтяных и золотых рынках. И при всей этой нестабильности резко возрастают риски, банки теряют возможность кредитовать, к тому же их в ежовых рукавицах держат местные регуляторы. Например, последний скандал с «отданными ключами». В принципе, банки победили, но они более глобальная структура, чем простой заемщик. Всегда будут спасать банк, а не заемщика. Тот же Parex спасали, а LiepAjas metalurgs — нет, хотя это градообразующее предприятие.

— Как, кстати, банки будут разбираться с минусовой ставкой (причем сами банки пока воздерживаются от официальных комментариев на этот счет) — проценты на ипотеку складываются из двух частей — банковской процентной ставки и EURIBOR, который в минусе. Получается, банк еще будет доплачивать клиенту по процентам?

— Это вы будете доплачивать банку за этот минус. Сначала, конечно, банковская процентная ставка станет меньше из–за минуса, но через три–шесть месяцев (когда пересматривается договор) они это быстро поправят — они же против себя не пойдут. Вы посмотрите, какая инфляция, евро уже идет к доллару 1:1, а в августе, говорят, будет вообще 0,9. Потому что Евросоюз не отстает от США, проводит политику количественного смягчения, то есть печатает и печатает евро, создавая избыточное предложение, чтобы люди брали кредиты, покупали квартиры — это кейнсианское управление экономикой — увеличение предложения денег, нагнетание потребительского спроса, чтобы экономика заработала. Но экономика не работает. Банки просто перестали кредитовать. Денег много, а девать их некуда — это называется перекапитализация.

Еще два–три года назад был надежный источник вкладов — гособлигации (нефтяные, золотодобывающие, химические, продукты питания), куда банки очень активно вкладывали средства. А сейчас, как ввели санкции, и облигаций надежных нет. Надо бы вкладывать средства в акции, но это негарантированный доход, а для банков это проблема. Сейчас надежные облигации — это Бразилия, Аргентина, но у них риски побольше.

Поэтому банки просто вынуждены хоть чем–то заниматься — вот вам и реклама накоплений. Самое страшное, если они сейчас начнут, как перед кризисом 2008 года, выпускать деривативы (вторичные ценные бумаги). Из–за них, собственно, кризис и начался.


Несите ваши денежки!


— Банки настоятельно рекомендуют делать различные накопления, не жалеют средств на агитационную кампанию.  Но есть уже несколько примеров на нашей памяти, когда деньги вмиг обесценивались…

— А что вы хотите? Инфляция. Американцы, если потребуется, напечатают сколько надо денег. Они же все свои долги как гасят? Берут и печатают еще деньги. Если, к примеру, Латвии или Голландии надо заработать, чтобы отдать свой долг, то у американцев все просто: долг образовался — разрешение получили от Конгресса, денег напечатали — и решили вопрос. Там же не партии  рулят, а  те же банки. У них же практически частные лица владеют резервной системой, которая занимается печатанием денег. И в частных же руках находится золотой запас. То есть два богатства в одних частных руках.

— Реклама банков большей частью рассчитана на современную молодежь, которая меньше всех задумывается о накоплениях. Банки обещают: вот ты сейчас начнешь копить деньги, вместо того чтобы купить новую машину и обедать в ресторанах, а через 30–40 лет у тебя будет достойная старость. Но кто знает, что будет через 40 лет…

— Если мировое сообщество не может гарантировать стабильности, то чего можно требовать от банков? Еще Гегель говорил, что столкновение двух противоречий порождает новое качество. Движение — это когда сталкиваются два противоречия, поэтому сама по себе стабильность — это не задача глобальных финансовых структур, и существование глобальной экономики не предполагает стабильности — в противном случае для них это застой, тем более их собственные ошибки накапливаются, а разрешать их они научились пока только через цветные революции и войны.

Накопления должны быть, любой человек, выйдя на пенсию, должен иметь какой–то капитал. Есть несколько вариантов вложений средств, просто накопления — это самый простой из них. Можно, например, создавать накопления, вкладывая средства в недвижимость и золото, серебро. Сейчас, например, предлагают целые корзины разных стратегических металлов, два десятка наименований, которые исчезают (добываются по 20–30 тонн в год, например, рений, никель, хром). Швейцарцы предлагают недорого — первый портфель стоит 200 000 франков. Вот он стоит у тебя там где–нибудь в горах. А завтра какая–нибудь промышленность встанет, которой, например, рений и хром нужны (производство телеэкранов, например), и ты можешь продать свой портфель по другой цене. Но металлы, недвижимость — для этого всего нужны довольно большие деньги. А накопления в банке может делать каждый.


В поисках мировой валюты


— Но еще существуют акции, ценные бумаги…

— Однако они все время в движении, надо за ними следить, рисковать. Проценты, конечно, побольше, но вы можете и  все потерять. Банк тоже вкладывает ваши накопления в ценные бумаги, облигации и тому подобное, но тут уже рискует он, а не вы, а вы в любом случае получите деньги назад, правда, и проценты будут совсем небольшие, а большую часть прибыли получит банк. Я вот тоже делаю накопления в пенсионный фонд — месяц плюс, два месяца минус — в общем, то на то и выходит.

— Тогда, может, лучше держать деньги дома — в стеклянной банке?

— Но они же тогда обесцениваются. Банк вам хоть какую–то маржу обеспечивает.

— Совсем недавно мы стали свидетелями, а многие  и заложниками ситуации, когда банк рушился, а клиенты не смогли забрать из него свои деньги со счетов. Тогда, может быть, лучше хранить их наличными в банковской ячейке? Обязан ли банк вернуть мне содержимое арендованного мною ящика в хранилище (там у меня золото в слитках и прочее) в любом случае?

— Пожалуйста, через месяц–два приходите, забирайте содержимое своей банковской ячейки. То же самое, если банк накрывается, а у вас пакет ценных бумаг — вы приходите и свои ценные бумаги или продаете, или переводите в другой банк. Но если честно, сохранить деньги сложнее, чем заработать, поэтому надо учиться их сберегать. Вас же не заставляют класть деньги на счет на 40 лет — попробуйте сначала на год–два положить, изучите все предложения разных банков, все возможности вкладов, в том числе в недвижимость и в ценные бумаги. Но в последних двух вариантах все риски будут переложены на вас.


Гроб для американцев — made in Chine


— Так, может, хранить деньги в тугриках или в юанях? Какая вообще валюта сейчас наиболее стабильная?

— Да никакая! Юань сейчас действительно стабилен, но американцы не дают сделать его мировой валютой, тормозят его использование в мировой торговле, особенно в нефтяных сделках, потому что если юань начнет гулять по миру, подкрепленный 4,5 триллионами долларов, то он, конечно, станет самой главной мировой валютой — для американцев это гроб.

— Россия вот тоже замахнулась на то, чтобы сделать рубль мировой валютой.

— Ну, это наивно. Они все время об этом говорят, но пусть сначала экономику разовьют, в первую очередь нефтяной сектор. Да, у них есть ресурсы и возможности, но у них слабый менеджмент. Олигархический, нацеленный на быструю прибыль и торговлю политическими элитами.

— А если в швейцарском банке хранить свои деньги? Простой смертный может открыть там сберегательный счет?

— Может, налоги платите — и все. Любой может поехать в Швейцарию и открыть накопительный счет в швейцарском банке. Но у них там такие же низкие проценты, как и везде. Кроме того, у швейцарских банков, которые занимаются доверительным управлением  средствами или, если хотите, накопительством, очень жесткие условия — минимальный остаток по счету 500 000 швейцарских франков. Они таким образом ограничивают себя от нежелательных клиентов. Если у вас нет таких денег, то не стоит туда ехать.

В Швейцарии около 2000 банков, и из них только пять–шесть занимаются обслуживанием клиентов. Остальные — накопительные, которые управляют вашим портфелем и накапливают вам деньги. Они себя позиционируют как страну, где накапливаются богатства, поэтому у них жесткий регулятор, который контролирует, чтобы они занимались этим делом, а не кредиты давали или обслуживали клиентов. А в Латвии, наоборот, накапливать — это опасно. Вот пропустить деньги через нас, какой–то посреднический бизнес сделать, чему  у нас благоприятствует законодательство, — это да. Но ненадолго это.

— А что будет?

— Жесткая глобализация. Европейский банк все ведет к тому, чтобы мы занимались не расчетными операциями и перегоном денег нерезидентов, а кредитованием и развитием экономики. И все к этому идет. Европейское правительство заинтересовано в том, чтобы банки кредитовали местную экономику. Хотя, я думаю, в мировой экономике на нас ставку вообще не делают. Мы нужны как территория: все понимают, что ресурсы свои, особенно человеческие, мы растеряли…